Спорт

  • y z A
    • Советский футболист Константин Иванович Бесков
      2 фото

      Константин Иванович Бесков (18 ноября 1920, Москва, Советская Россия — 6 мая 2006, там же, Россия) — советский футболист и футбольный тренер. Выступал за московское «Динамо», тренировал все ведущие клубы Москвы и сборную СССР. Он покинул футбольное поле вскоре после своей первой кубковой победы. В 34 года он был в хорошей форме, Якушин предлагал еще поиграть, но не стал удерживать от твердого решения вступить на тренерскую стезю. Многообещающие способности Бескова были оценены приглашением

      Далее

      Константин Бесков

      За короткое торпедовское время Бесков успел заиграть свою первую и весьма многочисленную партию выдвиженцев — Медакина, Островского, Маношина, Доронина. Бывший однополчанин привел к нему на просмотр сына, и молодой тренер разглядел в Валерии Воронине недюжинные способности, превратившие его впоследствии в мегазвезду. Перевез из Горького и поселил у себя дома, пока не нашлось жилье, другую будущую звезду — Метревели. Если добавить к ним бес-ковских выпускников ФШМ Шустикова и Сергеева, то перед вами как раз значительная часть чемпионского состава «Торпедо» 1960] года. Вот кто начинал по кирпичику собирать эту знаменитую масловскую команду. Дело грубо помешали ему не то что закончить — даже продолжить, когда старожилы команды, почувствовав бескомпромиссность нового тренера и близость своего освобождения из «Торпедо», затеяли интригу, на которую клюнуло руководство. Это был его первый «прерванный полет».

      Недолго оставался Бесков в ЦСКА (1961 — 1962), сборной СССР (1963 — 1964), луганской «Заре» (1965), «Локомотиве» (1966), и только из «Зари» ушел по-доброму, заранее оговорив годичный срок работы. Совсем не то же самое уход «по собственному желанию», случившийся в других клубах. Этот советский эвфемизм зачастую таил прямо противоположный смысл: по чужому желанию, а еще точнее по воле начальства. Серию вынужденных отставок Бескова объединял единственный в таких случаях повод — недовольство спортивными результатами, но за ним скрывалось неприятие твердого и независимого характера тренера под тем предлогом, что он «чужак» — не заводской, не армейский, не путейский. Спрашивается, зачем тогда звали? А звали как спасателя. И в самом деле, все свои команды — и клубы, и сборную — он за короткие сроки вытаскивал из ямы и возвращал к жизни, доводя до той кондиции, которую позволяло отпущенное ему время.

      В каждой из них тренер-спасатель оставлял яркий след и как тренер-искатель — новых людей и новых идей. А работал он, между прочим, со всеми шестью московскими клубами, которые в его тренерские годы входили в высшую лигу. И только в двух — «Динамо» (1967 — 1972, 1994— 1995) и «Спартаке» (1977 — 1988) ему предоставлялось время, чтобы довести их до всевозможных пьедесталов, хотя и здесь не обходилось без нервотрепки — такова уж тренерская доля. А загадочное имя «Асмарал», всплывшее на мутных водах нового времени, останется в историческом реестре не как авантюра заезжего предпринимателя Аль-Халиди, а как очередной фокус Бескова, сумевшего поставить на ноги команду, собранную с бору по сосенке из довольно случайных людей (1992, 7-е место среди 20 участников).

      Вслед за «Торпедо» очередной запуск звезд на орбиту Бесков осуществил в ЦСКА — достаточно назвать имена Вл. Пономарева, Поликарпова, отчисленного было Дубинского, два года томившегося в дубле Шестернева. Владимира Федотова, будущего зятя, за ручку привел к нему еще в ФШМ отец — Григорий Иванович, соратник и соперник Бескова. Теперь 18-летний нападающий дебютировал в отцовской команде. Прежде чем все эти новички прилично заиграли и много лет спустя стали ключевыми игроками чемпионского состава армейцев, а сборная получила прекрасное пополнение, многие совершили чудесное превращение — из нападающего в защитника (Пономарев), из крайнего защитника в центрального (Шестернев), из нападающего в полузащитника (Поликарпов). Острое тренерское зрение и в последующие годы помогало Константину Ивановичу точно вычислять предназначение каждого и, если нужно, круто менять позицию футболиста (Басалаев, Сочнов, спартаковский Б.Кузнецов, Суслопаров и др.).

      В «Локомотиве», куда Бескова для очередной спасательной операции зазвало руководство МПС, он, как повелось, снова начал собирать молодую команду. Но бесцеремонный отказ в разгар сезона от его услуг был уже не так примечателен, как прошумевший ему вслед из ряда вон выходящий «бунт на корабле», затеянный юным нападающим Козловым. Жаль, что недолго играла музыка атаки, которую исполнял созданный Бесковым дуэт Гершкович — Козлов, потому что за учителем, считая себя ему обязанным, собрался отправиться в «Динамо» и Козлов. Но, заподозрив переманивание и под давлением «Локо», футбольные власти полсезона не давали разрешения на переход.

      Поэтому отношения с учениками не всегда складывались у него гладко, как с Козловым или позже с Дасаевым, Черенковым, Родионовым. Максималист по натуре, сам человек, мало сказать, работящий — подвижник, он нетерпимо относился к прожигателям своего таланта.

      А как он играл до тренерской работы! Джентльменское поведение во время игры обнаруживалось привычным отсутствием его фамилии в графе предупреждений и удалений судейских протоколов. Среди других можно выделить матч 1949 года «Динамо» — «Шахтер» (10:1), когда он на первых же минутах забил три мяча подряд — один краше другого, а под занавес добавил к ним реализованный пенальти. Или матч динамовских команд Москвы и Тбилиси 1950 года, когда в драматическом поединке счет 4:1 поменялся на 4:4 и Бесков внес ясность победным ударом. В том же году он вместе с Трофимовым разорвал чемпионскую защиту ЦДКА — этот тандем поделил между собой забитые мячи (2:0). При счете 0:1 против куйбышевских «Крыльев Советов» (1951) Бесков на излете игры дальним низовым ударом с 25 — 30 метров забил ответный мяч, и стадион не расходился, пытаясь узнать, засчитан ли гол, потому что судья вызвал команды в центр и увел с поля. Оказалось, свисток на взятие ворот он просто не успел дать. В 1953 году, когда те же «Крылья» по нашей дурной привычке к переименованиям приобрели псевдоним «Зенит», куйбышевцы вышли в финал Кубка СССР против «Динамо», и Бесков со штрафного удара в обход стенки снабдил мячом Сальникова, который и завершил победную комбинацию.

      В ходе динамовского турне по Великобритании 1945 года английские газеты нарекли Бескова «канониром». То ли это была лестная аналогия с легендарными футболистами «Арсенала» (игроков команды до сих пор принято называть «канонирами»), то ли признание снайперской точности ударов Бескова. Но его непосредственные соперники известные центральные защитники Харрис («Челси») и Джой («Арсенал»), такой проницательный комментатор, как бывший игрок сборной Англии Бэкон оценили действия Бескова шире: «Он был повсюду…», «… то исчезал, то появлялся перед глазами со своими нацеленными пасами» и т.д. Бесков участвовал во всех трех комбинациях, плачевно закончившихся для вратаря «Чепси» и сборной Англии Вудли. Пенальти, не реализованный Л.Соловьевым, кстати, тоже был назначен за снос Бескова. В матче с «Кардиффом» к четырем голам центр нападения «Динамо» добавил два или три последних паса (хорошо бы уточнить). «Арсеналу» забил гол и организовал еще два. Наконец, в заключительной игре с «Глазго Рейнджере» Карцев завершил его фирменную подачу заключительным голом исторического турне. Таким образом, Бесков имел прямое отношение в большинству «отгруженных» британцам мячей — из 19 забил 5 и выдал 8 или 9 решающих пасов!

      Легенды советского футбола

      Вообще если двумя словами характеризовать игру Бескова, то очень подходит формула «гол + пас». Важность этой формулы для определения лучших бомбардиров давно усвоена в хоккее. Если бы по справедливости она была принята в футболе, то картина в «Клубе Григория Федотова» выглядела бы совсем иначе. За Бесковым там числится 126 забитых мячей, и этот результат, конечно же, уступает показателям «чистых» бомбардиров, освобожденных от других обязанностей или мало приспособленных к их выполнению. Увы, установить сумму «гол + пас», даже приблизиться к ней не доведется за неимением данных и Игорю Добронравову, неустанному собирателю самых редких историко-архивных сведений, включенных в роскошно изданную книгу «На бессрочной службе футболу», — спасибо ему за этот душевный подарок. Жанр сей книги позволяет, однако, фиксировать только факты, здесь же позволительно предположение вполне реалистическое, что по хоккейной системе учета Бесков, как и Федотов, имел все шансы вознестись во главу списка чемпионов.

      Когда в 1952 году была создана сборная СССР для участия в Олимпийских играх, в ее составе отправился в Финляндию и Бесков. Но этот вояж разом прихлопнул все его заслуги. Поражение в двухматчевой схватке со сборной Югославии (5:5, 1:3) обернулось для Бескова и еще ряда игроков лишением звания заслуженного мастера спорта, как будто нашей команде противостояли не футболисты с мировыми именами Митич, Бобек, Вукас, а лично заклятые враги Сталина — так называемая «клика Тито — Ранковича». Где уж тут принимать во внимание спортивное геройство футболистов, отыгравшихся при счете 1:5, а тем более такую «мелочевку», как травма Бескова. Из-за нее был пропущен месяц подготовительного периода, к тому же пришлось снова проситься на левый край нападения, требовавший меньше перемещений, а значит, и физических сил. Но и на старом своем месте, оставленном много лет назад, Бесков умудрился отличиться: три мяча забиты после поданных им угловых. Однако в дополнительное время Бесков сплоховал — с близкого расстояния угодил в штангу. И несколько сантиметров сбоя в прицеле стоили ему высшего спортивного звания, заработанного годами футбольной доблести и славы.

      Звание, конечно, восстановят, Константина Бескова будет ждать множество высоких правительственных наград и других отличий, но эта вопиющая несправедливость еще повторится в разных вариантах не раз и не два за его 40-летнюю тренерскую одиссею.

      10.03.2017 00:14 1152